Урок французского языка

Рассказы

В комнате стояла тишина. Женщина сидела за столом, подпирая руками голову, и смотрела в окно, за которым уже стемнело и только желтые глаза фонарей испугано моргали и горели то ярче, то затухали и вновь загорались.

Вечер окутал дома. После долгого рабочего дня хотелось лишь одного - залезть в ванну и, наслаждаясь убаюкивающей теплотой воды, отдыхать. Женщина смотрела в пустоту, прищурившись, и о чем-то своем думая.
Неосторожный звонок отвлек ее и она, неспешно, подошла к телефону.
- Добрый вечер, извините, что звоню так поздно. Я по объявлению. Скажите, это правда, что Вы даете уроки французского языка?
Маша медленно замигала, приходя в себя, но голос на том конце провода ей настолько понравился, что она недолго думая ответила:
- Это правда, я учитель французского языка. Вам нужны дополнительные занятия?
В трубке молчали. Сердце женщины сжалось. Именно сейчас в ее одиночестве ей так хотелось услышать голос незнакомца.
- Эээ…Я даже не знаю, как Вам объяснить. Дело в том, что мои родители хотят отправить на обучение в Париж, а я не силен во французском. Вернее……я полный ноль. Знаю только азы – углубленно его никогда не изучал…
- Ах, Париж…..- голос женщины стал тише, внутреннее желание общаться вышло из глубины ее забытой всеми души, - когда Вы сможете прийти на первое занятие?
К сегодняшнему вечеру Мария решила подготовиться основательно. Она совсем не знала, кто через полтора часа переступит порог ее дома. Но для нее это сейчас было совсем неважно. Она ходила по квартире, оглядывая каждый угол, в сотый раз, протирая влажной салфеткой мебель, пыль на которой никогда не жила……
Звонок. Один. Протяжный.
Вздох. «Он пришел… Почему я волнуюсь как девочка?»
- Здравствуйте, я Максим, - на пороге стоял высокий плечистый блондин.
Одет он был в светлые брюки и майку, так отчетливо украшая его накачанное спортивное тело.
Женщина вздохнула, втягивая воздух незнакомца, и улыбнулась, приглашая жестом зайти в ее квартиру. С тех пор, как ее муж умер, порог ее дома не переступали мужчины. За всю жизнь с мужем детей им родить так и не удалось. Но она любила супруга и после его кончины не могла смотреть на других мужчин.
Парень вошел в квартиру, смело осматривая старомодный диванчик и польскую стенку, на полках которой в строгом порядке стояли фигурки и статуэтки.
- А знаете, что о хозяевах дома можно судить…по книгам, - Максим подошел к высокому книжному шкафу и пальцами знающего читателя провел по переплетам книг, - как странно все книги на русском, Вы не читаете книг, написанных по-французски?
- Максим, я не успела представиться. Меня зовут Маша.
- Маша? – парень, немного помолчав, спросил. - А по имени-отчеству как?
Маша вздохнула и выдохнула:
- Просто Маша, для тебя…
Губы ее дрожали, она еле сдерживала себя, но понимала, что сейчас, когда он узнает, что она ничего не знает по-французски, он уйдет и покрутит пальцем у виска. Как не хотелось ей отпускать этого славного молодого человека, так неожиданно ворвавшегося в ее жизнь, даже в качестве ученика…………
Первого урока так и не было. Они говорила по-русски, но всю ночь. Максим долго рассказывал Маше о своем обучении, о родителях, о несостоявшейся первой любви. Женщина, внимательно слушала, и когда стрелки уже были далеко за полночь вежливо предложила:
- Оставайся ночевать у меня, я тебе на диване постелю, – в ее тоне не было категоричности, но каждое слово было пропитано такой надеждой, что парень сразу же согласился.
- Спокойно ночи, Максим, сладких снов тебе!
- Спокойной ночи Маша!
Маша, постояв у двери, пошла к себе, чувствуя, что внутри разгорается пожар. Причем парень никак не провоцировал ее на подобные ощущения, но это возбуждало еще больше. Для своих лет он здраво рассуждал и был начитанным. Ей очень хотелось пойти к нему и присесть рядом на диване. Просто посмотреть, как он спит, лежа на спине, раскинув руки в стороны. Так спят только короли…и Максим.
На следующее утро она неслышно прошла в зал и приоткрыла шторы, пропуская солнечный свет. Блики света заиграли на лице парня. Он открыл глаза и, зевнув, спросил:
- Маша,а сколько времени?
- Восемь, - простодушно ответила та, с наслаждением рассматривая холмик, укрытый простынею.
- Как восемь? – Максим как ужаленный вскочил с дивана и начал быстро одеваться, пытаясь уложить своего дружка в брюки. Маша, прислонившись к косяку двери, смотрела и……к ее костру желания добавились новые угольки……
Он пришел опять… Прошла неделя. Маша, стоя у окна, каждый раз надеялась, что он вот-вот появится. Максим пришел с цветами. В его руках были огромные белоснежные ромашки. Маша смотрела с изумлением в его зеленые глаза и готова была расплакаться от счастья. Покойный муж никогда не дарил ей цветы…
- Мои любимые ромашки!
- Ромашки для Машки, - Максим подмигнул женщине и без приглашения прошел в квартиру.
Маша поставила цветы в воду и вдруг, вспомнив о чем-то, прошептала:
- Максим, ты можешь мне помочь? Понимаешь, я собралась мыть окна, но их нужно немного подремонтировать, и покрасить. Краску я купила. Кисти и газеты есть…
- Конечно Маша, нужно покрасить – покрасим! – лицо его сияло от удовольствия, как если бы ему вместо работы предложили поваляться на берегу моря.
Ей нравилось, как он называет ее по имени. Его «ша» в конце звучало так сексуально. Он двигался сексуально и говорил сексуально, и всё в нем говорило о сексе, желании, похоти. Она привычно поджала губу и раскрыв окна, вручила ему всё необходимое.
- Максим, я за хлебом схожу.
- Ладно.
Маша вышла на улицу, но вместо покупки хлеба она присела на лавочку, наблюдая за тем, как он, стянув футболку и соорудив пилотку из газеты, принялся красить рамы. Его тело блестело, отражая свет от стекол. Он искусно играл мышцами, а еще улыбался чему-то, но иногда его глаза становились задумчивыми.
-Смотрите-смотрите, кто это там Ивановне окна красит? – ушлая бабулька, не скрывая своего любопытства смотрела в окна Маши и пожимала плечами.
- Это видимо она работника наняла. Может, ремонт затеяла, - невозмутимо ответила другая бабушка, щелкая семечки в газетный кулёк.
Маша, прижала пакет к груди. Ее сердце готово было выпрыгнуть наружу. «Так больше продолжаться не может. Я пойду к нему… И будь, что будет. Терять мне уже нечего…»
Маша с гордостью вышла из своего убежища и прошла мимо галдящих бабок. Она ничего уже не слышала, что говорили ей в спину. И летела в свою квартиру, ожидая там праздник, что-то такое, чего у нее давно не было и, быть может, уже никогда не будет.
- Маша, а где же хлеб?.........
Женщина, отбросив пакет, подошла к нему вплотную и, забрав кисточку из руки, окунула ее в краску.
- Смотри, мазки должны быть легкими, как будто ты гладишь ею не деревянную раму, а женское тело. Вот видишь, так краска впитывается гораздо лучше и не стекает потоками.
Она взял его руку в свою и легко прикоснулась кистью к раме…
- Ты весь испачкался. Купаться. Срочно купаться!
- Но, я же еще не докрасил, - парень начал было сопротивляться, но машины глаза были наполнены таким желанием, что возражать он не стал.
Сняв с себя брюки, он протянул их ей.
- Ты в обычно купаешься в одежде? – Маша ждала, а он медлил, - Да не бойся, я не смотрю.
Она задернула шторку и ушла. Максим лежал в ванной, блаженствуя. Неожиданно к нему вошла Маша и тихо сказала:
- Я принесла тебе полотенце, повернись ко мне спиной и вставай потихоньку, я помогу тебе.
Парень вздрогнул от неожиданного предложения, но послушно встал, повернувшись к ней спиной и вылез из ванной. Его запах сводил с ума. Ей хотелось дотронуться губами к его плечу и целовать… целовать… целовать……
Она окутала его огромным полотенцем, собирая влагу с его тела, промакивая им, двигая ладонями вверх-вниз.
Максим, немного ошалевший от ее действий, молчал. Даже спиной чувствовал, как она дышит и смотрит и хочет.
Больше всего он боялся повернуться и утонуть в ее озерах. Маша легко развернула его к себе и……она стояла перед ним нагая. Точенная фигура, которая не утратила форм даже в ее сорок два года, соблазнительно блестела. Он смотрел на нее, опустив глаза.
- Я научу тебя французскому языку. Разве не за этим ты ко мне пришел?
Женщина потянулась к нему на носочках, притрагиваясь к его горячим мягким губам. Как давно она не целовалась! Вложив всю нежность в первый поцелуй, языком приоткрыв рот, проникла в него и заколесила, изучая, чувствуя, как он отвечает ей, сжимая руками талию, поглаживая ее живот.
Оторвавшись от него, облизнулась и сказала:
- Максим, французский поцелуй – это движение всем ртом, не только губами. Самый главный орган у мужчины - я з ы к. Его подвижность, его чувствительность и, конечно, упругость…… Хороший язык способен доставить женщине большое удовольствие…………
Ее язык неугомонно опять проник в его рот и она, двигая кончиком, откровенно призывала его делать тоже самое. Максим не спешил, чувствуя, что у него в руках не просто женщина, а хорошее настоявшееся вино, в горлышко бутылки которой никто не заглядывал, давая ей возможность налиться соками, приобретая ничем непередаваемый аромат и вкус… вкус терпкого душистого вина.
Он облизывал ее губы, неспешно, а потом, быстро загоняя свой язык, в ее рот двигался там со скоростью, покручивая языком, прислушиваясь к ее ощущениям. Маша, блаженствовала, и всякий раз, когда его язык оказывался за ее щекой, постанывала, поглаживая его могучие широкие плечи.
-Пошли со мной, - женщина поманила его за собой, ведя за руку, сжимая его ладонь и, чувствуя, как он разгорается еще больше.
Когда он коленями почувствовал мягкость ее постели он, распахнув руки, упал навзничь. Такого она не ожидала, но подключаясь к его игре, по-детски плюхнулась в постель, ощущая, как его горячий член прижимается к ее ноге, как он потирается о нее, пытаясь дотронуться там, где уже пекло от желания и разливалось горячим каплями по внутренней стороне бедер.
Максим жарко дышал, покрывая поцелуями тело, которое трепетало от его губ, проворного языка и дыхания, распепеляющего, раздевающего, согревающего всю ее внутри.
Маша отвечала ему ласками, прогибаясь по ним, чувствуя, как велико его желание и нетерпение.
- Я хочу тебя, Маша…-шепотом на ухо прошипел он.
- Так возьми меня и люби по-французски, - глаза ее при этом широко раскрылись, а он, понимая, что сейчас так хочется ее испробовать, исчез под простыней, раздвигая шире ее ноги, целуя живот, внутреннюю часть бедер, лобок……
Маша, сжавшись, боясь пошевелиться. Только сейчас она поняла, что французский секс куда приятнее обычного и, гася в себе оргазм, подступающий, сметающий все на своем пути, закрыла глаза, еле сдерживая его внутри, боясь выпустить его и потерять силы.
Его язык проникал в нее, утопая в складках, слизывая бесконечную влагу, щедро орошаемую вход в грот ее наслаждения. Он губами кусал клитор, сжимая их, тормоша, а потом, слизывая языком, появившиеся капли и вновь погружал язык, скрученный трубочкой в ее влагалище.
- Максим, отпусти. Молю! Я больше не могу!!!!!!!!!!- ее крик завис в воздухе, а он, чувствуя волны внутри нее, чуть не кончил, и когда ее тело перестало судорожно изгибаться он, встав на колени и забросив обмякшие ноги, заполнил ее до конца, до дна, всю……
Их состязание длилось весь вечер, всю ночь и когда они уставшие упали на постель, чувствуя, что от истощения дрожат и руки и ноги, а голова, как шальная не дает успокоиться и кружится-кружится, они, обнявшись, прилегли, старясь помочь друг другу успокоиться.
- Знаешь, я не знаю ни слова по-французски…- тихо призналась Маша.
- Знаешь, а я знаю французский в совершенстве.
Маша, облокотившись на локоть, удивленно смотрела на парня:
- А как же твой звонок?
- Понимаешь, Машенька, - он утонул в ее волосах, вдыхая их аромат, чувствуя, как они пахнут пшеницей и чем-то еще свежим и сладким, - я случайно набрал твой номер, но услышал волнение при слове «французский» и решился приехать……к тебе! А еще в ту ночь я еле уснул, я ждал, что ты придешь ко мне и присядешь на диван...
Маша, свернувшись клубочком, лежала на нем, слушая, как спокойно бьется его сердце.
Завтра будет утро. Совсем неважно, что грядущий день ей принесет.
Главное, что эта ночь у них была……
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!